Дейв Кларк сегодня — один из самых уважаемых артистов на техно-сцене, обладатель титула «техно-барон» и репутации бескомпромиссного диджея и человека. Но такое признание у него было не всегда, так, в юности Дейву довелось остаться без крыши над головой. Впрочем, англичанин всегда верил, что станет известным музыкантом.

Не начать заниматься музыкой у Дейва Кларка не было ни единого шанса. У его матери была внушительная коллекция диско: Рой Айерс, Crusaders и другие. А отец серьезно увлекался музыкальными технологиями, даже вел что-то на радио BBC о квадрофонике. Поэтому все детство, проведенное в английском Брайтоне, Дейв находился в окружении всяких проигрывателей, светомузыки, бобин, ревербераторов, а также хорошей музыки.

При этом характеру Дейва диско вряд ли подходило. Он сам любит вспоминать, что был настоящим бунтарем, не любил навязываемые программой обучения клише и стандарты, его даже несколько раз исключали из школы. Логично, что в итоге Кларк пересел на ранний хип-хоп и панк, что намного больше отражало его умонастроения. Вместе с этим, позаимствовав часть оборудования отца, Дейв обустроил некое подобие студии на чердаке, где делал записи для друзей, а также разбирал разные девайсы, чтобы посмотреть, как они устроены. Но на самом деле этот уголок служил для англичанина убежищем: его родители скоро развелись, и жизнь дома стала невыносимой. В возрасте 16 лет Кларк окончательно сбежал из дома.

Некоторое время будущий артист бомжевал, проводя ночи на бензоколонках, пока один из знакомых не приютил его. Дейв устроился подрабатывать в обувной магазин и на эти деньги смог позволить себе снимать конуру для ночлега. Единственной вещью, которая поддерживала Кларка все это время, была музыка.

«Когда я работал в обувном магазине, я говорил людям, что однажды сделаю музыкальную карьеру и буду путешествовать по миру. Я был одержим этим».

Он жадно поглощал все новые музыкальные течения и тенденции, интересовался всем от соула, пост-панка и нью-вейва до зарождающегося чикагского хауса. И это дало свои плоды — Дейв получил постоянное время для выступления в брайтонском клубе Toppers. Спустя некоторое время его резиденция в этом клубе стала настолько успешной, что это взволновало организаторов конкурирующих вечеринок, где играл DJ JD — так тогда звали пионера английского прогрессива Джона Дигвида. Позднее Кларк рассказывал, что воспринимает тот период как ученичество. Фактически с этого времени стартовала его музыкальная карьера.

Первое зарубежное выступление Дейва Кларка состоялось в 1988-м году в ныне несуществующем клубе Richter в Амстердаме. Спустя два года он выпустил свою первую пластинку на тогда только открывшемся лейбле XL Recordings (позднее там издали все свои хиты The Prodigy, а сейчас выпускаются Том Йорк с Radiohead, Basement Jaxx, Special Request и другие знаменитые артисты). Но первый релиз, для которого Кларк задействовал псевдоним Hardcore, как и несколько последующих на R&S или Stress Дейва Симена, не стали откровениями. По-настоящему Дейв Кларк ворвался на электронную сцену, заставив говорить о себе как о музыкальном новаторе, в 1994-м, когда на британском лейбле Bush вышла первая пластинка серии Red, затем вторая, а в 1995 году — третья.

Эти релизы взорвали танцполы по всему миру, английский журнал DJ-Mag включил их в свой список “All Time Techno Top 100”, и они стали в один ряд с композициями детройтских техно-отцов, а также британских супергрупп The Chemical Brothers или Underworld. Позднее Кларк выпустил дебютный альбом “Archive One”, который также получил восторженные отклики и прогремел, поскольку, помимо пары уже известных хитов, содержал элементы брейкбита и хип-хопа, нехарактерные для британской техно-сцены того времени. И пуристы всегда получали от музыканта по полной, поскольку он никогда не стеснялся открыто выражать свое недовольство, как повелось еще со школы. При этом у Дейва был единственный кумир — это легендарный радиоведущий Джон Пил. Немногим артистам посчастливилось выступить в его шоу на радио BBС. И именно Джон Пил метко назвал Кларка техно-бароном — прозвище, которое и по сей день актуально.

«У меня есть необузданная страсть к этому. Да, наверное, я так и не повзрослел. Надеюсь, что это так».

Дейв Кларк постепенно стал превращаться в настоящую техно-звезду благодаря своему незаурядному таланту диджея. Налегая в основном на техно или электро старой школы, он использовал свой широкий музыкальный кругозор, интегрируя гетто, хип-хоп и даже какой-то нью-вейв 80-х в свои сеты. Артист выпустил несколько официальных диджейских миксов, в том числе в знаменитой серии “DJ-Kicks”. Один из них продался тиражом более 100 000 экземпляров, в то время как микс “World Service” 2001 года попал в десятку лучших миксов десятилетия 2000-2009 по версии Resident Advisor. С тех пор его имя можно встретить в лайнапах самых известных фестивалей мира.

От Дейва Кларка доставалось многим: английской техно-интеллигенции — за пуризм, EDM — за отсутствие сути и упор на зрелище, персонально Питу Тонгу — за коммерциализацию английской сцены. Как-то он публично призвал не покупать пластинки с его клубными гимнами, потому что намного дешевле закачать их через iTunes. Так что не стоит удивляться, если фестивали вроде Tomorrowland, на котором несколько лет Дейв Кларк хостит целую сцену, он умудряется прогибать под свое видение и делает подобие настоящего рейва в этом «Диснейленде для клабберов», по меткому выражению Mixmag.

Но это не значит, что англичанин только критикует. Он участвует в ADE, одном из главных ивентов года, посвященных электронной сцене, проходящих в Амстердаме. Также с начала нулевых является ведущим различных радиошоу, в которых он представлял новую музыку и открывал новые имена (например, имя Терренса Фиксмера), а с 2006 года ведет еженедельную программу “White Noise”, выходящую сегодня на более чем 80 радиостанциях в 25 странах.


«Музыка всегда была со мной, даже когда кроме нее у меня ничего не было. Музыка дала мне все, и я чувствую, что должен теперь это вернуть. Не знаю, что бы я без нее делал, она в моей крови и костях. Единственная константа на протяжении всей моей жизни».